426e02b5

Лезер Стивен - Танго Один



СТИВЕН ЛЕЗЕР
ТАНГО ОДИН
Аннотация
Трое совсем еще юных полицейских...
Интеллектуал Джеми Фуллертон.
Душа компании Банни Уоррен.
Красавица Тина Лей.
Им предстоит работать под прикрытием, внедрившись в сеть одного из крупнейших наркодилеров мира.
Не просто работа — полное перевоплощение в преступников.
Возможно — долгие годы вне закона...
Джеми, Банни и Тина готовы рискнуть... наверное, потому, что еще не знают, что их ожидает.
Посвящается Дженни
Благодарности
От души благодарю Джона С. Каммингса, летчикаинструктора военновоздушных сил США в отставке, Джеймса Клентона, майора военновоздушных сил США в отставке, за то, что помогли разобраться в вопросах авиации, а также Сэма Дженнера, который ввел меня в курс операций по борьбе с наркотиками на Карибских островах.
Бесконечно признателен Дэннису О'Донахью за профессиональный разбор моей рукописи. Особые слова благодарности адресую дублинцу, автору триллеров Глену Миду, обрисовавшему в деталях психологическое состояние писателяработяги.
Сара Биннерсли в течение многих лет редактировала большинство моих книг, и всегда под ее пристальным взглядом они становились лучше. Спасибо ей! Но более всего я благодарен Кэролайн Майс из «Ходдер и Стогтон» за то, что прочитала «Танго Один» от начала до конца.
* * *
ЦИРКУЛЯР МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ДЛЯ ПОЛИЦИИ C35/1986, ПАРАГРАФ 1.92Э
1. Ни сотрудник полиции, ни общественный осведомитель не должны оказывать воздействие на комиссию по преступлениям.
2. Если осведомитель информирует полицию о готовящемся преступлении, в котором ему отведена определенная роль, допустить его к участию в таковом можно только в следующих случаях:
а) осведомитель не является активным лицом в планировании и совершении преступления;
б) он собирается играть лишь незначительную роль;
в) его участие позволит полиции предотвратить серьезные преступления и арестовать злоумышленников, прежде чем те смогут нанести комуто вред или причинить серьезный ущерб чьейлибо собственности.
Осведомитель должен быть проинструктирован о том, что не может ни при каких обстоятельствах выступать в роли провокатора, побуждая других на совершение правонарушений, или содействовать им.
* * *
Его связали давно. Так давно, что он уже не ощущал свое тело. Спеленатый широким скотчем, он сидел с заклеенным ртом на деревянном стуле.

В последнем не было никакой необходимости: вряд ли из подвала, где он находился, мог просочиться хоть один звук.
На виллу его привезли трое мужчин, молча вытащили с заднего сиденья «мерседеса» и втолкнули в дом с розовыми стенами. Гдето по дороге потерялся ботинок, и теперь из дырки в голубом шерстяном носке торчал большой палец.
Он разглядывал свою тюрьму. Скотч на губах шевелился от каждого вдоха. Окон нет.

Единственная дверь, которую троица закрыла на засов. Покрытые желтой штукатуркой бетонные стены. Бетонный пол. Узкая полоска света над головой.

На одной стене — полки из неструганых досок, на них консервы — жареные бобы «Хайнц», горошек «Бэкелорз», бутылки с соусом «Эйчпи», коробки с кукурузными хлопьями «Келлог», еще какието банки. Все то, о чем любой англичанин может лишь мечтать, будучи за границей.
Связанный попытался выровнять дыхание: ни в коем случае нельзя поддаваться панике, нужно успокоиться, сосредоточиться.
Перед ним на треноге стояла видеокамера «Сони», вперив в пленника свой единственный глаз. Мужчина отвернулся — камера вызывала нехорошие предчувствия. Очень нехорошие.
Он напряг слух, стараясь выяснить, где находится троица.



Назад