generic cialis online 426e02b5

Леблан Морис - Арсена Люпена Обокрали



det_classic Морис Леблан Арсена Люпена обокрали ru fr Т. Прокопов Ego http://ego2666.narod.ru ego1978@mail.ru FB Tools 2006-05-10 OCR & SpellCheck: Zmiy F97C6518-30C6-425F-BE36-E5987C8E16D6 1.0 v1.0 — создание fb2 Ego
Леблан Морис. Сочинения: В 3 т. Т. 3 ТЕРРА Москва 1996 5-300-00217-8, 5-300-00216-Х Морис Леблан
Арсена Люпена обокрали
I. ТАИНСТВЕННЫЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК
Накануне отъезда я послал свой автомобиль прямо в Руан, а сам должен был нагнать его по железной дороге и затем отправиться к друзьям, жившим на берегу Сены.
За несколько минут до отхода поезда из Парижа в мое отделение ввалились семеро мужчин, из которых пятеро курили. Как ни краток был переезд в скором поезде, но перспектива совершить его в такой компании была мне крайне неприятна, тем более, что старинный вагон, в котором я сидел, не имел бокового коридора. Я взял свое пальто, газеты, путеводитель и перешел в одно из соседних отделений.
В нем сидела только одна дама. При моем появлении она не могла удержаться от жеста неудовольствия, не ускользнувшего от меня, и шепнула что-то господину, стоявшему на ступеньке вагона, — вероятно, мужу, провожавшему ее.

Мужчина окинул меня внимательным взглядом и, по-видимому, довольный результатом своего осмотра, тихо сказал что-то жене, улыбаясь и как будто успокаивая ее, как трусливого ребенка. Дама также улыбнулась и бросила на меня дружелюбный взгляд, точно вдруг уверившись, что я принадлежу к числу порядочных людей, с которыми женщина может безбоязненно остаться с глазу на глаз в продолжение двух часов в маленьком помещении, величиной в шесть квадратных футов.
— Ты ведь не рассердишься на меня, дорогая, — сказал муж, — но я не могу дождаться отхода поезда: у меня назначено важное свидание.
И, нежно поцеловав ее, он ушел.
Жена махнула ему платком из окна вагона и украдкой послала несколько поцелуев.
Раздался свисток, и поезд тронулся.
В этот момент дверь отворилась, и, несмотря на протесты кондуктора, в наше отделение вошел новый пассажир.
Моя спутница, укладывавшая свои вещи в сетку вагона, взволнованная, опустилась на скамейку.
Я далеко не трус, но сознаюсь, что такие внезапные вторжения мне всегда неприятны. Они кажутся подозрительными. Однако наружность и манеры нового пассажира скоро сгладили дурное впечатление, произведенное на меня его вторжением. Он казался корректным, почти элегантным в своем модном галстуке, в свежих перчатках и с таким энергичным лицом…
Но, черт возьми, где я видел это лицо? Без сомнения, я где-то видел его. Выражаясь точнее, я находил в своей памяти впечатление, оставляемое в нас несколько раз виденным портретом, оригинала которого мы никогда не видали.

В то же время я чувствовал, что напрягать свою память вполне бесполезно, так как это воспоминание было слишком смутно и неопределенно.
Взглянув на свою соседку по вагону, я был поражен ее бледным, взволнованным лицом. Она смотрела на своего соседа, сидевшего на той же стороне, с выражением настоящего ужаса; я заметил, что она протянула дрожащую руку к маленькому саквояжу, лежавшему на скамейке подле нее. Схватив саквояж, она нервно прижала его к своей груди.
Наши глаза встретились, и я прочел в ее взгляде столько беспокойства и страха, что не удержался от вопроса:
— Вы нездоровы? Не открыть ли окно?
Не отвечая на мой вопрос, она указала боязливым жестом на нашего спутника. Я улыбнулся, как раньше улыбался ей муж, пожал плечами и знаками старался дать ей понять, что ей нечего бояться, что я с нею и что к тому же этот господин, по-видимо



Назад